Рассказы Эдуарда Успенского для детей 2 класса. Читаем смешные и веселые рассказы детям

Читайте веселые рассказы Эдуарда Успенского о проказнице обезьянке. Поучительные и забавные, они развеселят любого кто ознакомится с ними. Первоклассники и дети дошкольного возраста будут удивлены ее невероятными умениями. 

Подарите ребятишкам несколько минут любопытства — а что же будет дальше, будут спрашивать они. С помощью таких коротких историй можете легко ребенка приучить к чтению. Нужно всего лишь начать читать, остановиться на самом интересном моменте и взять паузу, и ребенок сам возьмет распечатанные листы и начнет читать.

Если же вам по душе другие, не менее забавные истории, то читайте Носова и Драгунского.

Детский рассказ Э.Успенского «Вера и Анфиса в поликлинике» для детей 2 класса

Прекрасный рассказ Успенского никого не оставит равнодушным. Забавная обезьянка Анфиса устраивает шалости и тем самым веселит всех окружающих Не пропустите мимо такой замечательный рассказ, который учит дружбе и заботе о братьях наших меньших.

*****

Пока у Анфисы справки от врача не было, её в детский сад не брали. Она дома оставалась. И Вера с ней вместе дома сидела. И, конечно, с ними сидела бабушка.

Правда, бабушка не столько сидела, сколько по хозяйству бегала. То в булочную, то в гастроном за колбасой, то в рыбный магазин за селёдочными очистками. Анфиса эти очистки больше всякой селёдки любила.

И вот суббота наступила. Папа Владимир Фёдорович в школу не пошёл. Он взял Веру и Анфису и в поликлинику с ними отправился. Справку получать.

 Веру он за руку вёл, а Анфису для маскировки решил в коляску посадить. Чтобы детское население со всех микрорайонов не сбегалось.

Если кто-то из ребят замечал Анфиску, то за ней очередь выстраивалась, как за апельсинами. Уж больно ребята в городе любили Анфиску. Но она тоже времени даром не теряла. Пока ребята вокруг неё крутились, брали её на руки, передавали друг другу, она к ним в карманы лапки засовывала и все оттуда вытаскивала. Передними лапками ребёнка обнимет, а задними у ребёнка карманчики чистит. И все вещички она в защечных мешках прятала. Дома у неё изо рта вынимали ластики, значки, карандашики, ключи, зажигалки, жвачки, монетки, соски, брелоки, патроны и перочинные ножички.

Вот они к поликлинике подошли. Вошли внутрь, в вестибюль. Вокруг всё белое и стеклянное. На стенке висит весёлая история в стеклянных рамочках: что с одним мальчиком было, когда он ядовитые грибы съел.

И другая история — про дяденьку, который сам себя лечил народными средствами: сушёными пауками, примочками из свежей крапивы и грелкой из электрического чайника.

Вера говорит:

— Ой, какой дяденька смешной! Сам больной, а курит.

Папа ей объяснил:

— Это он не курит. Это у него под одеялом грелка вскипела.

Вдруг папа закричал:

— Анфиса, Анфиса! Не облизывай плакаты! Анфиса, зачем ты в урну засунулась?! Вера, возьми веник и подмети, пожалуйста, Анфису.

У окна в кадке огромная пальма стояла. Анфиса как ее увидела, так к ней и бросилась. Обняла пальму и в кадку встала. Папа пробовал её увести — ни за что!

— Анфиса, отпусти, пожалуйста, пальму! — строго говорит папа.

Анфиса не отпускает.

— Анфиса, Анфиса! — еще строже говорит папа. — Отпусти, пожалуйста, папу.

Анфиса и папу не отпускает. А руки у неё — как будто тиски из железа. Тут на шум пришёл врач из соседнего кабинета.

— В чем дело? А ну-ка, обезьянка, отпусти дерево!

Но обезьянка дерево не отпускала. Врач попытался её отцепить — и сам прилип. Папа ещё строже говорит:

— Анфиса, Анфиса, отпусти, пожалуйста, папу, отпусти, пожалуйста, пальму, отпусти, пожалуйста, врача.

Ничего не получается. Тут главный врач пришёл.

— В чём тут дело? Почему хоровод вокруг пальмы? У нас что — пальмовый Новый год? Ах, здесь обезьянка всех держит! Сейчас мы её отцепим.

После этого папа уже так заговорил:

— Анфиса, Анфиса, отпусти, пожалуйста, папу, отпусти пальму, отпусти, пожалуйста, врача, отпусти, пожалуйста, главного врача.

Вера взяла и Анфису пощекотала. Тогда она всех отпустила, кроме пальмы. Она пальму всеми четырьмя лапами обняла, щекой к ней прижалась и плачет.

Главный врач сказал:

— Я недавно в Африке был по культурному обмену. Там много пальм видел и обезьянок. Там на каждой пальме обезьянка сидит. Они друг к другу привыкли. А ёлок там совсем нет. И белок.

Простой врач спросил папу:

— Зачем вы к нам обезьянку привели? Она заболела?

— Нет, — говорит папа. — Ей справка нужна в детский сад. Её надо исследовать.

— Как же мы её будем исследовать, — говорит простой врач, — если она от пальмы не отходит?

— Так и будем исследовать, не отходя от пальмы, — сказал главный врач. — Зовите сюда главных специалистов и заведующих отделениями.

И скоро к пальме все врачи подошли: и терапевт, и хирург, и ухо-горло-нос. Сначала у Анфисы кровь взяли на анализ. Она себя очень смело вела. Спокойно дала палец и смотрела, как у неё через стеклянную трубочку кровь из пальца берут.

Потом её врач-педиатр слушал через резиновые трубочки. Он сказал, что Анфиса здорова, как маленький паровозик.

Дальше надо было Анфису на рентген вести. Но как её поведешь, если её от пальмы не оторвать? Тогда папа и врач из рентгеновского кабинета Анфису вместе с пальмой в кабинет принесли. Поставили её вместе с пальмой под аппарат, и врач говорит:

— Дышите. Не дышите.

Только Анфиса не понимает. Она, наоборот, дышит, как насос. Очень врач с ней намучился. Потом как закричит:

— Батюшки, да у неё гвоздь в животе!! И ещё один! И ещё! Вы что её гвоздями кормите?!

Папа отвечает:

— Не кормим мы её гвоздями. И сами не едим.

— Откуда же у неё гвозди? — думает рентгеновский врач. — И как их из неё достать?

Потом он решил:

— А давайте дадим ей магнит на верёвочке. Гвозди к магниту прилипнут, и мы их вытащим.

— Нет, — говорит папа. — Не будем мы ей магнит давать. Она с гвоздями живёт — и ничего. А если она магнит проглотит, неизвестно ещё, что из этого выйдет.

В это время Анфиса вдруг по пальме вверх полезла. Она вверх полезла какую-то штучку, блестящую крутить, а гвозди на месте остались. И тогда врач понял:

— Это же гвозди не в Анфисе, а в пальме были. На них нянечка свой халат вешала и ведро по ночам. — Он говорит: — Слава богу, ваш паровозик здоров!

После этого Анфису с пальмой снова в холл принесли. И все врачи на консилиум собрались. Они решили, что Анфиса очень здорова и что ей можно в детский сад ходить.

Главный врач прямо около кадки ей справку написал и говорит:

— Вот и всё. Можете идти.

А папа отвечает:

— Не можем. Потому что нашу Анфису от вашей пальмы можно только бульдозером оторвать.

— Как же быть? — говорит главный врач.

— Не знаю, — говорит папа. — Придётся или нам с Анфисой, или вам с пальмой расставаться.

Врачи все вместе встали в кружок, как команда КВН, и стали думать.

— Надо взять обезьянку — и всё тут! — сказал рентгеновский врач. — Она за сторожа будет ночью.

— Мы ей белый халат сошьём. И она будет нам помогать! — сказал врач-педиатр.

— Да, — заметил главный врач. — Она схватит у вас шприц с уколом, мы все будем за ней по всем лестницам и чердакам бегать. А потом она с этим шприцем на какого-нибудь папу с занавески свалится. А если она с этим шприцем в какой-нибудь класс забежит или детский сад, да ещё в белом халате!

— Если она в белом халате, со шприцем просто по бульвару пройдётся, все наши старушки и прохожие вмиг на деревьях окажутся, — сказал папа. — Отдайте нашей обезьянке вашу пальму.

В это время бабушка Лариса Леонидовна в поликлинику пришла. Она ждала, ждала Веру и Анфису. Их не было. Она забеспокоилась. И сразу сказала главному врачу:

— Если вы обезьянку заберёте, я тоже у вас останусь. Я без Анфисы жить не могу.

— Вот и хорошо, — говорит главный врач. — Это всё решает. Нам как раз уборщица нужна. Вот вам авторучка, пишите заявление.

Только смотрит — авторучки нет.

— Ничего, — говорит он. — Я сейчас кабинет открою, у меня там есть ещё одна.

Только смотрит — ключа нет. Папа ему объясняет:

— Ничего вы не откроете, ваши ключики-авторучки давно уже у нашей обезьянки за щекой.

Он открыл Анфисе рот и привычным движением оттуда достал авторучку, ключ от кабинета главного врача, ключ от кабинета, где рентген стоит, круглую печать для справок, круглое зеркальце врача ухо-горло-носа и свою зажигалку.

Как врачи все это увидели, они сказали:

— У нас своих неприятностей хватает, чтобы у нас ещё печати пропадали! Забирайте вашу обезьянку с нашей пальмой. Мы себе новую вырастим. У нас главный врач каждый год в Африку ездит по культурному обмену. Он семена привезёт.

Папа и врач-рентгенолог подняли пальму вместе с Анфисой и в коляску её установили. Так пальма в коляске и поехала. Когда мама пальму увидела, она сказала:

— По моим ботаническим сведениям, эта пальма называется Нефролепис широколистный бархатный. И растёт она в основном весной по одному метру в месяц. Скоро она наверх прорастет к соседям. И будет у нас Нефролепис многоэтажный. Станет наша Анфиса по этой пальме по всем квартирам и этажам лазить. Садитесь обедать, селёдочные очистки давно на столе.

(Илл. В.Чижикова)

Эдуард Успенский «Вера и Анфиса в детском саду» читаем детям 1 и 2 классов

Рассказ Успенского про обезьянку Анфису, которая первый раз оказалась в детском саду! Надо же такому случиться — не успели оглянуться, как она уже наелась мыла. И в конце концов ее все же пригласили на следующий день прийти снова. Интересный и забавный рассказ.

*****

Девочка Вера, как и все дети в нашей стране, ходила в детский сад. В этот же сад и Анфису привели. Папа спросил воспитательницу Анну Николаевну:
— Можно ей побывать в детском саду? — Но это не положено, — возразила воспитательница.

 
А в это время прибежали ребята, схватили Анфису и увели с собой.

Тут Анна Николаевна сказала:
— Если всё будет в порядке целый день, пусть Анфиса остаётся.
— Анфиса, ты ведь, наверное, не умывалась? — спросили ребята, подвели её к умывальнику и убежали.
Видит Анфиса: на раковинах лежат морковки, помидорчики, яблоки.

Анфиса думает:
«Какие дети глупые, это всё надо поскорее съесть!»
И съела. А это было мыло.
Подошло время завтракать. Села Анфиса с ребятами за стол. Только ложку ко ргу поднесла, как из неё разноцветные пузыри полетели.

Анфиса, — закричали ребята, — ты мыло съела! А ведь все знают, что мыло есть нельзя!
И так Анфисе стыдно стало, что она побежала прятаться в игрушечный пароход. И получилось, что из угла пароход выплывает, а из трубы цветной дым идёт.
Надо Анфису срочно врачу показать, — забеспокоились ребята и отвели. Врач прослушал её и сказал, что последний мыльный пузырь из Анфисы вылетел и можно спокойно всем ложиться спать.


После сна ребята пошли в спортивную комнату. Анфиса канат тут же в качели превратила. Ребятам это понравилось. Они к канату палку привязали и давай на качелях качаться.

 Анна Николаевна сказала:
— Дети, а сейчас нас ждёт музыкальный урок.
И ребята пошли играть на разных инструментах. Анфисе принесли сырую гитару.

А в гитаре давно ужо мышка поселилась — беглая, из живого уголка. Она как выскочит. Все дети от страха на шкафчики полезли. Одна Анфиса не испугалась.

Она своей варежкой мышку накрыла, а тут Анна Николаевна подошла и Анфисе предложила:
— Давай её в живой уголок отнесём, по ней родители соскучились.

Пришло время домой идти. Ребята побежали одеваться. Смотрят: шкафчики пустые — ни пальто, ни шапок. Караул!
И тут в комнату гора одежды въезжает, а из этой горы довольная Анфисина мордочка выглядывает: полюбуйтесь, мол, какая я красивая! Ребята попросили Анфису одежду им вернуть. И Анфиса отдала всё, кроме своей варежки.

— Берём Анфису в нашу группу, — сказала Анна Николаевна, — мы все её полюбили. Приносите завтра справку из поликлиники.

(Илл. В.Чижикова)

Смешной рассказ для детей 1-2 классов «Как Верин папа с Анфиской подрабатывали» Эдуарда Успенского

Читайте юморной рассказ Успенского для детей 1-2 классов о том, что возможность заработать есть всегда. И даже обезьянке это удается. Насладитесь простым и понятным стилем изложения, который захватит вас на несколько минут, и подарит мгновения наслаждения.

*****

С тех пор как директор зоопарка сказал, что папа фо­тограф и что он на Анфисе зарабатывает, прошло совсем немного времени, а папа уже созрел. «А чего, времена сейчас трудные, времени у меня свободного много, куплю фотоаппарат и буду детей с обе­зьянкой фотографировать. Одна фотография — сто рублей. За день я две учительских зарплаты нафотографирую».

Мама Наталья Алексеевна говорит:

— А если тебя твои ученики увидят?

— А что я такого плохого делаю?

— Ничего плохого, но учитель и мелкий бизнес как-то не совмещаются.

— А вот мы посмотрим, — сказал папа. — А вдруг сов­мещается.

Он купил фотоаппарат, который моментальные снимки делает, штатив купил, плакат написал:

ФОТО С ОБЕЗЬЯНКОЙ — ЛУЧШИЙ ПОДАРОК, ПОДЧЕРКИВАЮЩИЙ ВАШУ КРАСОТУ

и стал Анфису готовить.

Он нарядил Анфису в платьице, повязал ей на затылок бантик, и они пошли на набережную.

Папа стал прохаживаться с Анфисой на цепочке по набе­режной. Одна бабушка сердито сказала:

— Дожили! Уже детей на цепочке водят.

— Это не девочка. Это обезьянка, — объяснил папа.

— А то я не вижу, — спорит бабушка, — она же в пла­тьице и с бантиком.

— И всё же это обезьянка, — говорит папа. — Я вас даже могу с ней сфотографировать, чтобы вы дома её как следует рассмотрели.

— Ой, — согласилась бабушка, — сфотографируйте меня. Мне на паспорт нужно. А обезьянку я отрежу.

Папа дал обезьянку бабушке и сфотографировал их вместе. А бабушка всё от Анфиски отклонялась. Чтобы можно было отрезать.

— Вот вам фотография, — говорит папа. — Сто рублей.

— А у меня нет, — говорит бабушка. — Я же не в фото­графию шла.

Папа подумал, подумал и вручил фотографию бабушке:

— Держите её на память обо мне. А у меня первый блин комом.

Папа ошибался, у него и другие блины пошли комом. По­явился целый класс детей:

— Ой, дядя, сфотографируйте и нас.

— У меня столько и пленки нет.

— А вы нас всех вместе сфотографируйте с обезьянкой посредине.

— Ay вас деньги есть? — спросил папа.

Тут паспортная бабушка вернулась:

— Как вам не стыдно с детей деньги спрашивать?

— Но это же мой заработок, — спорит папа.

Вдруг из гущи детей милиционер возник:

— Какой такой заработок? Частный промысел на моей территории? Надо платить штраф и покупать патент.

— Как же я буду покупать патент, если я ничего ещё не заработал? — говорит папа.

Милиционер задумался. Была какая-то правда в словах папы. Хотя и неправильная.

— Ладно, — сказал он. — Сфотографируйте меня с обе­зьянкой. Я дочке покажу.

— А вы меня не арестуете? — спросил папа.

— Нет, — говорит милиционер. — Я вам даже деньги за­плачу за фото. Я сегодня много штрафов насобирал.

(Илл. Соколова Г.)

Веселый детский рассказ «Новые события в Филевском парке» Э.Успенский

Очередной детский рассказ Эдуарда Успенского об обезьянке Анфисе. Везде, где только можно, они смогут заработать. На этот раз с помощью фотоаппарата и привлекательной одежды нашли себе клиентов, который были в восторге. Забудьте на пару минут о хлопотах и отдайтесь сладостным минутам веселья! 

*****

Каждое воскресенье папа брал Веру с Анфисой и бабушку и шёл в Филёвский парк на заработки. У них там было своё спокойное место.

Там их уже ждали клиенты — дети и бабушки.

Все хотели с Анфиской фотографироваться. В этот раз Ан­фиска была принцессой одета. На ней было золотое плать­ице, а на голове корона, сделанная из банки из-под пепси. Вот папа фотографирует, фотографирует и смотрит — ря­дом с ним коза стоит.

Папа думает: «Что это за коза? Она случайная коза или какая-нибудь специальная?»

Оказалось — специальная. С ней бородатый дяденька такой, в лаптях и с баяном. Он тоже людей фотографиро­вать стал.

Бабушка Лариса Леонидовна прибежала, стала козу за рога в сторону оттаскивать:

— Нечего к нам примазываться! Мы первые это место заняли.

Папа видит — народу кругом больше стало, и он бабуш­ку и дедушку успокоил:

— Не надо спорить. Места всем хватит. Давайте посмот­рим сначала, что получится.

Тут Вера подошла и взяла козу за ошейник. А Анфиска на козу верхом села. Получилась целая композиция: восточ­ная принцесса на прогулке.

Вера закричала:

— Папа, сфотографируй меня!

И другие девочки хотели сфотографироваться с козой и обезьянкой.
Смотрит папа, а рядом ещё один гражданин появился — с большим удавом. И тоже давай фотографировать народ.

«Ничего себе, — думает папа, — у нас целый зоопарк получается».

А народ всё прибывает, всё больше клиентов получается. Если вы думаете, что на этом дело и кончилось, так ничего подобного — скоро рядом с козой серый волк возник. Груст­ный, но ничего — ухоженный.

Дети стали просить:

— Волк, волк, дай лапу.

И он давал лапу.

Дети и козу, и волка пирожками стали кормить. Волку пирожки с мясом давали, а козе — с капустой.

И тут с другой стороны к папе вдруг Ленин пристроился. Он из лесу вышел, он там, в лесу, гримировался. У него там шалаш был. Он сказал:

— Ребята, давайте жить дгужно.

Ленин — это такой исторический гражданин в кепке, ко­торый в своё время очень знаменитым был. А сейчас он сказочным персонажем стал, таким как Снегурочка или как Дед Мороз. Он сразу к делу приступил:

— Пгошу желающих записываться ко мне на пгиём. Пгосто фото — сто гублей. В обнимку — двести.

Тут гражданин с удавом закричал:

— Фотографируйтесь в обнимку с удавом! Дедушка с козой тоже закричал:

Фотографируйтесь в обнимку с козой!

Люди кругом собрались весёлые, выходнодневные. Они стали предлагать:

— А давайте мы будем композиции делать. Например, Ленин сражается с удавом капитализма.

— Или будем шарады устраивать «Волк, коза и капуста».

Ленин сражаться с удавом капитализма не стал. Ещё и обиделся, и ушёл.

Тут дождик полился. Удав начал у клиентов из рук вы­скальзывать и на песок падать.

Волк тоже переменился, стало видно, что он не настоя­щий волк, а подкрашенный. Вся его серость ушла с водой, он сделался белый. Это просто собака была, вернее собак.

И папа решил: — Всё. Пора этот паноптикум заканчивать. Завтра будем новое место искать.

(Илл. Соколова Г.)

 

Читаем рассказ Успенского детям «Продолжение папиного фотографического заработка»

Читайте детям детских садов и начальной школы веселый рассказ Э.Успенского о невероятных приключениях забавной обезьянки. Дети будут в восторге! Автор не просто намекает, а говорит в открытую, что заработать можно многими способами. Нужно всего лишь быть честным и отзывчивым. И тогда все получится! 

*****

Самым безмилицейским местом для папиных фотоза­работков был Филёвский парк. Он в стороне от ас­фальтовых дорог стоял. И там детей было как собак нерезаных. Не знаю, при чём тут нерезаные собаки, но когда хотят сказать, что чего-то было много, например, дров или грибов, то говорят: «Там грибов было, как собак нерезаных».

Это ещё что. Великий писатель Гоголь Николай Василье­вич, когда хотел сказать, что в городе N много жуликов, сказал:

— Там жулик на жулике сидит и жуликом погоняет.

Так же можно было сказать и про Филёвский парк:

— Там столько детей, что ребёнок на ребёнке сидит и ребёнком погоняет.

Конечно, никакой ребёнок ни на каком ребёнке там не сидел и ребёнком не погонял, но детей там всегда было очень много. Так что, ребята, привыкайте к образности русского языка. И если вас спросят, много ли милиционеров было на Дне города, смело отвечайте:

— Там милиционеров было, как собак нерезаных. Там милиционер на милиционере сидел и милиционером погонял.

Так вот, однажды в воскресенье взял папа Веру, Анфису и бабушку Ларису Леонидовну, и они пошли в Филёвский парк. У папы с собой был фотоаппарат и огромное желание подзаработать.
И у него всё стало получаться. Все дети на обезьянку, как мотыльки на свет, сбегались.

— Ой, дядя, можно обезьянку потрогать?

— Ой, дядя, а можно с ней сфотографироваться?

И папа фотографировал, фотографировал, фотографиро­вал. А счастливые родители платили папе деньги и платили.

Но тут к ним какой-то тип прицепился с книжечкой:

— Я главный контролёр Филёвского парка.

Папа просит:

— Покажите вашу книжечку.

Тип книжечку раскрывает. В ней написано: «Каждый, ко­му показывают эту книжечку, должен платить контролёру сто рублей».

— И у нас есть такая же книжечка, — говорит папа.

И книжечку, которую Анфиска раздобыла после зоопар­ка, тоже раскрывает. А в ней тоже написано: «Каждый, кому показывают эту книжечку, должен платить контролёру сто рублей».

И папа требует:

— Платите нам сто рублей.

— А я первый показал, — наезжает филёвский конт­ролёр.

— A y нас печать лучше. Она у нас яркая, а у вас она какая-то смытая, ненастоящая.

Филёвский контролёр застеснялся и смылся.

И папа спокойно фотографировал малышей целых полчаса.

Но в это время другой фрукт к папе явился, с чёлочкой и с фиолетовыми руками. Он так нахально заявил:

— Я местный авторитет, мне все, кто в парке работает, деньги платят, с каждого рабочего места.

И неожиданно бабушка Лариса рассердилась и вмеша­лась:

— Тут каждый скажет: «Я авторитет». А документ у тебя есть?

— Есть, — напирает тип с чёлочкой. — Вот вам моя ав­торитетная книжечка.

И книжечку предъявляет зелёненькую. А в ней написано: «Вася Углов — рэкетир. Опасен для жизни». Всё честь чес­тью, и фотография наклеена.

Бабушка сразу развеселилась:

— Слушай, Вася, когда я сюда на эту аллею шла, твою фотографию на специальной преступной доске развешива­ли, с надписью: «Задержите преступника Углова. Награда десять тысяч рублей». Давай, Вася, я тебя задержу, а награ­ду мы с тобой поделим.

Только Вася даже дослушивать предложения не стал. Он быстро скрылся. Наверное, решил один награду получить.

Дальше до вечера папа спокойно работал. Анфиска себя хорошо вела. Она всех детей обнимала передними лапами, а задними по карманам лазила.

После каждого снимка Вера спрашивала:

— Мальчик, у тебя ничего не пропало?

— Девочка, у тебя ничего не пропало?

— У меня ничего, — говорила девочка.

— А у меня ключ от квартиры пропал, — говорил мальчик.

И приходилось всю Анфиску осматривать и ключ у обе­зьянки из-за щеки доставать. Это очень веселило народ, и клиентов всё прибавлялось. Некоторые дети специально что-нибудь себе в карман клали, чтобы обезьянка их обкра­дывала.

— Бабушка, дай мне мой паровозик в карман. Пусть она его вытащит.

— Да она же не сможет, Серёженька, ведь он очень цеплючий.

— А пусть она постарается.

И Анфиса старалась и старалась. А папа снимал и снимал. В тот день они с Анфисой целую месячную зарплату па­пину заработали.

(Илл. Соколова Г.)

*****

Надеемся вам понравились рассказы Эдуарда Успенского. Читайте их детям разных возрастов, и дошкольникам и школьникам. Особенно первоклашки будут с радостью слушать такие повествования, в которых они смогут почерпнуть для себя много нового.

Приучайте детей к труду и уважению к своему любимому делу, с помощью которого они смогут развиться как личности. После прочтения рассказов нередко дети просят назвать Анфисой кошку или собаку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.