Рассказы на 9 мая ко Дню Победы 2022. Писатели о ВОВ

Привет всем гостям нашего блога! 9 мая — Великий праздник, с большой буквы этого слова! День Победы мы чтим и гордимся им, ведь он подарил нам жизнь и возможность жить. Помню, в детстве, разглядывал орденскую планку, своей бабушки и удивлялся почему она так дорога ей. И только спустя годы понял это. А бабушка рассказывала мне истории про события тех дней, и только горькая слеза тихо стекала по ее щеке. 

Ниже вы сможете найти несколько рассказов писателя Сергея Алексеева о войне детям. Хотя бы один из таких рассказов должен прочитать каждый ребенок, так как помнить и знать о ней обязан каждый из нас. 

Константин Константинович Рокоссовский

Удар Рокоссовского

Шли первые недели Великой Отечественной войны. Напали фашисты на нашу страну неожиданно. Имели они много пушек, танков, самолётов. Наступали в те дни фашисты. Отходили советские войска под натиском сильного и коварного противника. Однако нелегко было продвигаться вперёд фашистам. Героически сражались советские солдаты.

Сражение под Смоленском было особенно упорным. Город Смоленск стоит на пути к Москве. К Москве и рвались враги. Не пускали наши фашистов. Наносили врагам ответные удары.

Решили фашистские генералы окружить и уничтожить главные наши силы в районе Смоленска, открыть себе дорогу на Москву.

Но не пропускают под городом Ярцевом советские войска врага на восток. Наносят удары врагу советские войска.

— Кто командир? — интересуются фашистские генералы.

— Пока не известно,— доносит фашистская разведка.

— Выяснить и доложить!

Выяснила фашистская разведка:

— Генерал Рокоссовский.

Удивляются фашистские генералы — знают, что не было советского генерала с такой фамилией под Ярцевом. Понимают: новый прибыл сюда генерал.

Интересуются фашистские генералы, каким же соединением командует генерал Рокоссовский.

Выясняет разведка, докладывает разведка:

— Нет номера у этого соединения.

Поражаются фашистские генералы:

— Как так без номера!

Каким же соединением командовал генерал Рокоссовский?

Впервые генерал Рокоссовский вступил в бой с фашистами на Украине. Командовал механизированным корпусом. Отличился в боях Рокоссовский.

Вызвали генерала в Москву. Из Москвы и направили в район Ярцева. Направили без всяких войск. Трудно было тогда с резервами, с пополнением. Не получил генерал Рокоссовский в своё распоряжение новые войска, однако дали ему старшие командиры право на пути к фронту подчинить себе разные мелкие воинские части. Собрать эти силы в один кулак.

Отлично с заданием справился Рокоссовский. Собрал он и подчинил себе разные мелкие воинские части: пехотинцев, артиллеристов, танкистов, связистов, миномётчиков, целую группу медицинских работников, целую автомобильную колонну.

«Маршал двух народов» — так называли маршала Рокоссовского. Константин Константинович Рокоссовский принимал участие почти во всех главных боях Великой Отечественной Войны.

И вот неожиданно для врага появилась новая сила — группа генерала Рокоссовского.

Ударил по врагам Рокоссовский.

Всполошились фашисты:

— Чей удар?

— Рокоссовского!

Здесь — под Ярцевом — началась, отсюда и пошла слава генерала Константина Константиновича Рокоссовского.

Во многих битвах Великой Отечественной войны принимал участие генерал, а затем Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский.

Часто потом звучало — в боях под Москвой, под Сталинградом, под Курском, в других местах:

— Чей удар?

— Рокоссовского!

Чем бы помочь своим

Тяжёлые бои развернулись под городом Ярцевом. Немалые силы подтянули сюда фашисты. Обрушили на советских солдат ураганный огонь.

Трудно солдатам.

Держатся солдаты.

Трудно солдатам.

Стоят солдаты.

Советскими войсками в районе Ярцева командует Рокоссовский.

Смел, отважен генерал Рокоссовский. Ещё совсем молодым солдатом, сражаясь на полях первой мировой войны, он заслужил за храбрость Георгиевский крест и две Георгиевские медали. В годы гражданской войны, став командиром Красной Армии, он в числе наиболее смелых и отважных был дважды награждён орденом Красного Знамени. Смел, бесстрашен генерал Рокоссовский.

Константин Константинович Рокоссовский был в почете в войсках, и это заслуженно, так как ни разу не потерпел ни одного поражения.
Исключением была только одна операция.

Не стихают бои под городом Ярцевом. Всё мощнее, мощнее удар фашистов. Врылись наши солдаты в землю. Засели в окопах. Отражают удар врага. Трудно советским солдатам. Числом их меньше. Огонь слабее. И всё же:

— Братцы, держись!

— Братцы, не трусь!

На самый опасный участок боя приехал генерал Рокоссовский. Идёт он полем к солдатам. Видит — не хватает у наших сил.

Вот снова фашисты пошли в атаку. Ударили с воздуха самолёты. Открыли огонь орудия. Двинулись танки. Побежала вперёд фашистская пехота.

Остановился Рокоссовский, наблюдает за полем боя.

Трудно нашим.

Всё сильнее, сильнее огонь фашистов.

— Нам бы спрыгнуть в окоп, — сказал сопровождавший Рокоссовского генерал.

Махнул отрицательно головой Рокоссовский. Стоит под снарядами, пулями, минами.

Всё меньше и меньше бойцов в советских ротах и батальонах.

— Братцы, не устоим, не удержим! — не сдержался, выкрикнул кто-то.

Посмотрели невольно бойцы назад. «Не отступить ли?» Видят: на поле стоит Рокоссовский. А рядом с ним ещё генерал какой-то.

Солдаты сидят в окопах. Генералы стоят на открытом месте.

— Глянь — Рокоссовский! — прошло по окопам.

Рост у Рокоссовского завидный, высокий. Хорошо Рокоссовский виден.

Видят солдаты: не пригибаясь, стоит под огнём Рокоссовский. Словно новая сила вошла в бойцов, словно помощь двойная прибыла. «Держись! Ни шагу назад!» Устояли, удержались в бою солдаты. Остановили врага. Отбросили.

Спрыгнул Рокоссовский теперь в солдатский окоп. Благодарит героев.

Орудия

Не удалось фашистам к Москве прорваться. Разбили советские войска фашистов в огромной Московской битве.

Одной из армий, оборонявших Москву, командовал генерал Рокоссовский.

Произошло это ещё в те дни, когда наши армии отступали. Ехал Рокоссовский со своим штабом на командирских машинах лесной дорогой. Вдруг видит — на дороге застряли пушки. Пушки мощные, дальнобойные. Ценность они для армии. Стоят на дороге пушки. Стоят тягачи-тракторы. Кончилось горючее у тягачей. Ни капли бензина в баках.

Суетятся возле орудий офицеры-артиллеристы. Что предпринять, не знают. Не потащишь вручную пушки. Не сдвинешь плечом громады. А фашисты где-то за лесом, рядом. Окружить, в клещи стараются взять наших. Как же спасти от фашистов пушки? Солдаты стоят, гадают.

Поравнялся с пушками Рокоссовский:

— В чём дело?

Признали Рокоссовского офицеры.

— Товарищ генерал, горючее кончилось у тягачей.

— Н-да, — протянул Рокоссовский.

— Может, пушки взорвать прикажете?

Посмотрел Рокоссовский на пушки, на тягачи, на штабные автомашины. Повернулся к штабным водителям:

— Братцы, сливай бензин.

— Да как так?

— Сливай, сливай! — повторил Рокоссовский.

Слили водители из командирских машин бензин. Взревели моторы. Тронулись тягачи. Ушли от фашистов пушки.

По замыслу Константина Константиновича Рокоссовского проводилась Белорусская операция «Багратион», а так же операция «Кольцо» под Сталинградом.

В боях под Москвой армия Рокоссовского сражалась на Волоколамском шоссе, у Волоколамска, у города Истры, затем на Ленинградском шоссе. В этих местах фашисты наносили один из главных ударов. Особенно упорные бои развернулись у посёлка и станции Крюково. До Москвы оставалось сорок с небольшим километров. Несколько раз переходило Крюково из рук в руки. Рвались, рвались к Москве фашисты. Устояли советские солдаты. Отсюда, из-под Крюкова, вскоре и начала наступление на фашистов армия Рокоссовского.

Начали наступление и другие советские армии. Подошли к Москве свежие наши силы. Ударили по врагу. Решительным был удар, грозным. Побежали фашисты.

Быстро наступали советские армии. Рвались вперёд и войска Рокоссовского.

Ехал как-то Рокоссовский лесной дорогой. Видит: идут тягачи. Тащат орудия. Пушки мощные, дальнобойные.

Поравнялся Рокоссовский с пушками. Подумал: не те ли самые? Остановил генерал машину. Вышел к артиллерийской колонне.

Признали офицеры генерала Рокоссовского.

Докладывают:

— Товарищ генерал, артиллерийский дивизион следует к боевым позициям.

— Вольно, — сказал генерал. Показал на пушки: — Те?

— Так точно, те самые! — ответили офицеры.

Посмотрел Рокоссовский на орудия, на улыбающиеся лица солдат, на офицеров и сказал:

— Что же — успеха!

Яро громили фашистов орудия. Низко кланялись за бензин.

Рыцарский обычай

Летом 1942 года фашисты начали новое наступление.

Разбитые под Москвой, они устремились теперь на юг. Рвались к Сталинграду, к Волге.

Фашистам удалось подойти к Сталинграду. Разгорелись бои за город. Тяжёлыми были бои, кровопролитными. Город горел. Почти весь был разрушен. Уверены фашисты: близка победа.

И вдруг… Ударили наши войска с севера, ударили с юга. Взяли фашистов, штурмовавших Сталинград, в огромное кольцо, отрезали от других. 330 тысяч фашистских солдат и офицеров оказались окружёнными советскими войсками.

Одним из советских генералов, командовавших нашими войсками под Сталинградом, был генерал-лейтенант Рокоссовский. Вскоре Рокоссовского назначили командовать всеми войсками, которым поручалось добить окружённых фашистов.

Перед тем как начать решительное наступление на фашистов, генерал Рокоссовский решил предложить им капитулировать, то есть сложить оружие.

С древних времён существовал обычай: при осаде крепостей, замков, городов или если войска противника оказывались окружёнными, побеждающая сторона предлагала своим соперникам прекратить сопротивление, сложить оружие, капитулировать. Это был гуманный, рыцарский обычай. Он спасал людей от дальнейшей напрасной гибели.

Вот и командование Советской Армии решило попытаться спасти немецких солдат от напрасной гибели.

Благородными были наши предложения. Вот они. Всем фашистским генералам, офицерам и солдатам, попавшим в окружение, сохранялась жизнь. Всем раненым оказывалась немедленная медицинская помощь. Всем гарантировалась безопасность, еда и кров. Как только закончится война, всем было обещано возвращение к себе на родину. Но и это ещё не всё. Всем сохраняли военную форму. Знаки различия. Разрешали носить ордена. А старшим офицерам оставлялось даже холодное оружие.

К. К. Рокоссовский получил звание генерал-полковник, а затем генерал армии за Курскую битву благодаря своему чутью и таланту.

Подписали советские генералы эти условия, послали наших парламентёров, то есть представителей, к командованию фашистских войск.

Двинулись к фашистским войскам советские парламентёры. Шли они с белым флагом. Шли без оружия. Парламентёров — два. Третьим идёт трубач. Трубач полагался по ритуалу, то есть по правилу. Такое правило тоже утвердилось с древнейших времён.

Идут парламентёры. Трубит трубач. Знают фашисты, что к ним идут советские парламентёры.

Подошли парламентёры к условленному месту. Остановились. Ждут представителей от фашистской стороны. Так тоже предусматривалось правилами.

И вдруг ударили по советским представителям пули. Заработали пулемёты и миномёты.

Чудом уцелели советские парламентёры.

— Да, «рыцарский» ответ на рыцарские предложения, — сказал Рокоссовский.

На следующий день советские представители все же сумели передать фашистам наши условия.

Отказались фашисты принять условия.

— Что же, правильно говорят, если враг не сдаётся, его уничтожают, — сказал генерал Рокоссовский.

Советские войска начали решительное наступление на фашистов.

Многие фашисты тогда погибли. Многие были взяты в советский плен.

Советскими войсками был захвачен и фашистский командующий генерал-фельдмаршал Паулюс.

Великой победой советских войск завершилась Сталинградская битва.

Высокой советской наградой — орденом Суворова I степени был отмечен генерал Рокоссовский за успешное осуществление Сталинградской операции.

Надёжная интуиция

Летом 1943 года фашисты стремились рассчитаться с нами за свои поражения под Москвой и Сталинградом. Они готовили наступление в районе Курска.

Советское командование знало, что немцы собираются здесь наступать, и делало всё, чтобы разбить врага.

Командный пункт Командующего Центральным фронтом генерала Константина Константиновича Рокоссовского находился в одном из сёл, недалеко от линии фронта. Жил Рокоссовский в крестьянской избе. Напротив дома были каменные ворота в старинный запущенный парк. Рядом с домом — два великана тополя.

Фашистским лётчикам показалось подозрительным это место. Приметили они и ворота, и дом, и два тополя.

Однажды прилетели сюда самолёты. Час был поздний. В это время Рокоссовский обычно находился дома, принимал посыльных из штаба. Сбросили самолёты бомбы. Один — осветительные. Другой — фугасные. И вот результат. Снесли под корень фашистские бомбы дом. Воронка — где были тополя.

Но не оказалось в этот момент генерала в доме. Уцелел Рокоссовский совсем случайно. Всего лишь за несколько минут до налёта назначил штабистам для встречи другое место.

Улетели фашисты. Подошли к пепелищу Командующий фронтом, ближайшие помощники Рокоссовского, генералы Телегин, Малинин, Казаков. Смотрят генералы на Рокоссовского: мол, скажи, Константин Константинович, какое чудо тебя толкнуло нарушить порядок в приёме штабных посыльных, что увело из дома?

Улыбнулся Рокоссовский, в шутку сказал:

— Предчувствие. Интуиция.

Время двигалось. Близилась Курская битва. Стали ясными планы фашистов. Собирались фашисты с севера, с юга ударить на Курск. Окружить наши войска под Курском. Возник вопрос: как быть с населением? Раздавались голоса за то, чтобы эвакуировать — переселить всех мирных жителей с территории, где развернётся сражение.

Вот какой приводился довод: а вдруг осилят фашисты наших, прорвутся к Курску? Что же, снова наших людей к фашистам в рабство?

Генерал Рокоссовский во время спора решительно стал за то, чтобы людей не трогать.

— Не пустят наши войска фашистов, — сказал Рокоссовский.

— А вдруг не сдержат?

— Сдержат.

— А вдруг прорвутся?

— Не прорвутся.

— У них же «тигры»! У них «пантеры»! («Тиграми» и «пантерами» назывались новые грозные фашистские танки.)

— Не прорвутся, — снова сказал Рокоссовский.

— Ваши гарантии?

Устал Рокоссовский спорить, сказал:

— Интуиция.

Не пустили к Курску наши войска фашистов. Разгромили фашистов в упорной битве.

В самые первые месяцы войны за битву под Москвой К. К. Рокоссовский был награжден орденом Ленина.

После Курской победы кто-то напомнил Рокоссовскому тот разговор.

— Товарищ генерал, значит, не подвело предчувствие, не подвела интуиция?

— Не подвела, — рассмеялся Рокоссовский.

И следом за этим назвал количество советских танков и артиллерии, авиации и пехоты, принимавших участие в Курской битве. Цифры были огромные. Превосходили наши фашистов в силе.

— Была интуиция, — сказал Рокоссовский. — Надёжная интуиция.

За Можай

Великая Отечественная война приближалась к концу. Советские войска громили фашистов на территории самой Германии. Одни из советских армий, под командованием Маршалов Советского Союза Георгия Константиновича Жукова и Ивана Степановича Конева, шли на столицу фашистской Германии — Берлин. Другие — под командованием маршала Константина Константиновича Рокоссовского наступали севернее Берлина, гнали фашистов к Балтийскому морю.

Наступают войска Рокоссовского.

На севере Германии в Балтийском море находится остров Рюген. Рюген — самый большой из всех немецких островов. Сорок километров с запада на восток, пятьдесят с юга на север. Переправились фашисты сюда на Рюген. Решают: удержим Рюген, не пустим русских.

Не удержали.

Ворвались наши войска на остров. Гонят они фашистов. Теснят всё дальше врагов наши солдаты.

На острове Рюген есть мыс Аркона. Мыс Аркона — самая северная точка Германии. Конец здесь немецкой земле.

Догнали войска маршала Рокоссовского фашистов до мыса Аркона, прижали к воде, опрокинули тех, кто не сдался, в море.

Довольны солдаты. Плещет перед ними Балтийское море. Вот и поход закончен.

Нашёлся один. Сбросил пилотку, вытер вспотевший лоб. Кинул весёлым взглядом. Посмотрел на друзей, на море:

— Ну, за Можай загнали!

«Загнать за Можай» — значит, загнать далеко-далеко.

Есть такая старинная русская поговорка. Вспомнил, выходит, солдат поговорку.

— За Можай! — повторил солдат.

— За Можай! — дружно поддержали его другие.

И они поговорку, видать, припомнили. Можай — это значит город Можайск. Концом света казался Можайск когда-то.

В любом деле всезнайка всегда найдётся. Сыскался и здесь такой. Знал он, что поговорка с городом Можайском связана. Посмотрел на солдат с ехидством:

— За Можай! Ну и сказал! Так Можайск под Москвой. Всего-то час с небольшим на машине ехать.

Самой высшей наградой, по воспоминаниям маршала, для него был Парад Победы в Москве.

Смутились солдаты. Смутился и тот, кто первым произнёс поговорку. Оказался солдат в растерянности.

— Сто километров всего до Можайска, — лезет опять всезнайка.

Постоял солдат, подумал, посмотрел на других, на всезнайку:

— И всё же за Можай загнали фашистов, — упрямо сказал солдат.

— За Можай! За Можай! — поддержали его другие.

О солдатском споре узнал Рокоссовский.

— За Можай! Нет никаких сомнений! За Можай! — подтвердил Рокоссовский. — Возможно, по форме устарела сейчас поговорка, да мысль в ней предельно чёткая. За Можай — значит, до самого края. Дальше хотел бы, да некуда. Словно вода в роднике, поговорка: всё тут яснее ясного. За Можай! — повторил Рокоссовский.

***********

Рассказы Сергея Алексеева сродни первому молоку, которое получает ребенок из груди матери. Они воспитывают дух и храбрость мальчишек, учат доблести и отваге, обязывают чтить и гордиться своей родиной.

Последние метры война считает

Начался штурм Рейхстага. Вместе со всеми в атаке Герасим Лыков.

Не снилось такое солдату. Он в Берлине! Он у Рейхстага!

Смотрит солдат на здание. Огромно, как море, здание. Колонны, колонны, колонны… Стеклянный купол венчает верх.

С боем прорвались сюда солдаты. В последних атаках, в последних боях солдаты. Последние метры война считает.

В сорочке родился Герасим Лыков. С 41-го он воюет. Знал отступления, знал окружение, три года идёт вперёд. Хранила судьба солдата.

— Я везучий, — шутил солдат. — В этой войне для меня не отлита пуля. Снаряд для меня не выточен.

И верно, не тронут судьбой солдат.

Ждут солдата в далёком краю российском жена и родители. Дети солдата ждут.

Ждут победителя. Ждут!

В атаке, в порыве лихом солдат. Последние метры война считает. Не скрывает радость свою солдат. Смотрит солдат на Рейхстаг, на здание. Огромно, как море, здание. Колонны, колонны, колонны… Стеклянный купол венчает верх.

Последний раскат войны.

— Вперёд! Ура! — кричит командир.

— Ура-а-а! — повторяет Лыков.

И вдруг рядом с солдатом снаряд ударил. Громом ухнул огромный взрыв. Поднял он землю девятым валом. Упала земля на землю. Сбила она солдата. Засыпан землёй солдат, словно и вовсе на свете не был.

Одной из главных операций войны была «Берлинская наступательная операция», начавшаяся 16 апреля 1945 года.

Кто видел, лишь ахнул:

— Был человек — и нет!

— Вот так пуля ему не отлита!

— Вот так снаряд не выточен!

Знают все в роте Лыкова — отличный товарищ, солдат примерный. Жить бы ему да жить. Вернуться бы к жене, к родителям. Детей радостно расцеловать. Да только чудес на земле не бывает. Раз погребённый не оживает. Пусть земля ему будет пухом.

И вдруг снова снаряд ударил. Рядом с тем местом, что первый. Немногим совсем в стороне. Рванул и этот огромной силой. Поднял он землю девятым валом.

Смотрят солдаты — глазам не верят. Поднял взрыв землю, а с ней и Лыкова. Поднял, подбросил, даже поставил на ноги.

Жив оказался солдат. Засыпал, отсыпал его снаряд. Вот ведь судьба бывает! Знать, и вправду пуля ему не отлита. Снаряд для него не выточен.

Снова Лыков в атаке, в лихом порыве. Всё ближе и ближе колонны Рейхстага. Купол в небе стеклом сверкает. Последние метры война считает.

Зееловские высоты

Прошли при свете мощных советских прожекторов войска маршала Жукова первую оборонительную полосу противника. Поднялись перед ними Зееловские высоты.

Зееловские высоты — укреплённый район за пути к Берлину. Местность здесь возвышенная, всхолмленная, удобная для обороны. С той стороны, откуда наступают советские войска, у высот крутые скаты. Они изрезаны траншеями с окопами. Перед ними глубокий противотанковый ров. Кругом минные поля и огневые точки противника. Зееловские высоты — вторая логоса гитлеровской обороны.

Бросилась советская пехота на штурм высот. Не осилила обороны противника. Рванулись в атаку танки. Не смогли прорваться на новый рубеж. Целый день до глубокой ночи и даже ночью атаковали советские части Зееловские высоты. Крепко их держат враги. Безуспешны наши атаки. День не принёс удачи. Не сломила фашистов ночь.

«Замком Берлина» назвали фашисты Зееловские высоты. Крепко держат здесь оборону. Понимают — тут, на этих высотах, решается судьба Берлина.

Атакуют советские части фашистов. В разгар сражения над атакующими войсками появился советский самолёт. Самолёт как самолёт. Не обратили бы солдаты на него особого внимания. Только вдруг стал самолёт кружить над нашими частями. Покружил, покружил, помахал крылом, затем от него что-то отделилось. Тут же раскрылся парашют. Видят солдаты: что-то спускается. Что — не поймёшь. Ясно одно — не человек.

Спустился парашют ниже. Видят солдаты: на стропах — ключ.

Ключ огромный, старинный. Опустился парашют на землю. Подбежали солдаты. Видят: к ключу прикреплена дощечка. На дощечке слова написаны. Читают солдаты: «Гвардейцы-друзья, к победе — вперёд! Шлём вам ключ от берлинских ворот!»

— Вот это да!

— Эко ж придумали!

Толпятся солдаты вокруг ключа, каждому глянуть хочется.

В самом конце войны произошел бой на «Зееловских высотах» на левом берегу реки Одера в Германии. От «Зееловских высот» до Берлина оставалось совсем немного — около 50 км. Огромные потери несли обе стороны в этом бою, но все же наши войска побороли противника.

Оказалось, что этот ключ сделали и послали своим друзьям-пехотинцам советские лётчики.

Ключ был точь-в-точь такой, каким овладели русские войска, когда в 1760 году уже брали город Берлин.

Понравилась солдатам выдумка лётчиков. Поняли пехотинцы намёк авиаторов.

— Ну, если есть ключ, разомкнём и замок!

Действительно, на следующий день советские войска овладели Зееловскими высотами.

А ещё через день армии маршала Жукова прорвали третью, последнюю оборонительную полосу фашистов.

Впереди за лесами лежал Берлин.

Берлин был рядом. Тем злее фашисты вели бои.

Дымы

Прорывают войска 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Жукова фашистский фронт.

И в это время чуть южнее прорывают фашистскую оборону войска 1-го Украинского фронта, которым командует маршал Конев.

Но если войска Жукова прорывали фронт ночью, ослепив фашистов светом прожекторов, то у маршала Конева всё обстоит иначе, и даже наоборот.

Здесь линия фронта проходит по реке Нейсе. Чтобы прорвать гитлеровскую оборону, надо перейти Нейсе. Надо её форсировать. Реку в минуту не перейдёшь. Необходимо навести переправы, мосты. Дело это сложное, небыстрое. Незаметно для противника не создашь переправы. Поэтому не свет тут нужен, а нужна темнота.

— Есть темнота, — доложили маршалу лётчики.

— Есть темнота, — доложили инженерные части.

Поднялись в небо советские самолёты. Вышли к берегу Нейсе инженерные роты. Поставили они над Нейсе дымовую завесу. Укрыли дымы и Нейсе, и наш и неприятельский берег. Ясно фашистам: готовятся русские к наступлению. Но где, в каком месте? Когда?

Фронт перед войсками маршала Конева широкий — 390 километров. Вот и гадай, в каком месте начнётся прорыв, где наводят мосты, куда подгоняют плоты и лодки?

Заметались фашисты. В напряжении гитлеровские генералы. Разослали вдоль всего фронта посыльных. Торопят с донесениями.

Звонят они на первый участок:

— Что там у вас?

Отвечают с участка:

— Дым и дым кругом.

Звонят на другой участок фронта:

— Что там у вас? Как противник? Что видно?

— Ничего не видно. Кругом дымы.

Соединяются с третьим участком:

— Как обстановка? Как ведут себя русские? Доложите, что видите.

— Видим дымы.

— Дымы, — доложили с четвёртого участка.

— Дымы, — доложили с пятого.

«Дымы, дымы, дымы…» — идут сообщения с шестого, седьмого, десятого.

Погода тихая, безветренная. Воздух почти не движется. Дым не колышется. Висят над Нейсе дымы, укрывают советские части.

Мечутся фашистские генералы, гадают, в каком же месте советские войска начнут атаку, где наводят они переправы, откуда ждать появления русских, где сосредоточить главные силы. Будь вы прокляты, эти дымы!

Хорошо постарались наши летчики — устроили дымовую завесу на 390 километров! Так называемые «Дымы» дезориентировали противника, и советским войскам было гораздо легче переправиться через реку Нейсе. Испугались немецкие солдаты и уходили со своих боевых позиций прочь.

Подготовились советские части к прорыву. Но прежде и здесь началась мощная артиллерийская атака. Час сорок минут стреляли не умолкая пушки. Затем войска бросились форсировать Нейсе. Затем снова 45 минут содрогалась земля от выстрелов. Это была помощь тем, кто уже переправился на западный берег Нейсе.

Помогли дымы. Только в месте главного прорыва наши войска навели 133 переправы.

Рванулись советские войска вперёд. У фашистов было три полосы обороны.

Не устояла первая полоса — рухнула.

Не устояла вторая полоса обороны — пала.

Прорвали войска маршала Конева третью оборонительную полосу.

Позади фашистская оборона. Проплывают дымы над Нейсе.

Загадочный танк

За день до полного соединения советских войск южнее Ладожского озера произошла здесь необычная встреча.

На одном из участков Волховского фронта появился фашистский танк. Был он почему-то один. Шёл на повышенной скорости. Открыли по фашистскому танку огонь полковые пушки Волховского фронта. Молодцы пушкари, умельцы.

Выстрел. Ура! Попали.

Но что такое? Не тронул снаряд фашиста. Продолжает идти махина.

Снова выстрел.

Ура! Попали.

И снова снаряд не осилил танка.

— В бок бей фашиста! — дана команда.

Ударили в борт артиллеристы.

Выстрел. Выстрел. Ура! Попали.

Не взяли снаряды и в борт врага.

Поражаются артиллеристы. То ли снаряды у них с дефектами. То ли у пушек несильный бой. Присмотрелись к танку. Так ведь и танк не совсем обычный. Больше обычного. Форма совсем иная. Понимают солдаты: загадочный танк, новый какой-то танк.

Продолжает свой рейд неприятельский танк. Снова встретил он наши пушки. И эти пушки открыли огонь по танку. Метко стреляли артиллеристы.

Выстрел. Выстрел. Ура! Попали.

Но и тут не подбили наши полковые пушки фашистский танк. Не берут почему-то его снаряды. Крупнее калибром нужны здесь пушки.

И всё же дрогнул перед пушками неприятельский танк. Нервы у фашистов, видать, не выдержали. Стал танк уходить от огня. Стал маневрировать. Свернул чуть с дороги. И тут угодил он в торфяник. Стал оседать в трясину.

Немецкий танк «Тигр» был мощной боевой машиной немецкий войск. Его отличали мощная броня и грозный внешний вид, пушка внушительных размеров и оглушительный рев двигателя.

Принялись фашисты спасаться, бежать из танка. Однако погибли от наших пуль. Подошли советские солдаты, посмотрели. Среди убитых лежал фашистский генерал.

— Генерал? — переглядываются солдаты.

— Генерал!

— Вот так птица сидела в танке!

Ясно солдатам: необычный, конечно, танк.

Вытащили солдаты тягачами танк из торфяника, отправили в штаб к начальству. Командующий Волховским фронтом генерал армии Кирилл Афанасьевич Мерецков осмотрел неприятельский танк. Представитель Ставки Верховного Главнокомандования генерал армии Георгий Константинович Жуков осмотрел неприятельский танк. Новый какой-то танк.

Отправили танк в Москву. Оказалось, что пленённый на Волховском фронте танк был фашистским танком самой последней марки. «Тигром» назвали его фашисты. Очень надеялись фашисты на новый танк. К новым боям готовили. Здесь, под Ленинградом, танк проходил испытания.

Не завершили фашисты его испытание. Лишились танка. Зато наши военные инженеры в Москве отлично его изучили. Узнали слабые места танка, поняли, как бороться с «тигром».

Вскоре грянула грозная Курская битва. К этой битве и готовили «тигр» фашисты. Грянула битва. Не испугались наши. Знали уже о новом фашистском танке.

Под Штеттином

Войска маршала Рокоссовского — 2-й Белорусский фронт — не должны были идти на Берлин. Они лишь помогали армиям Жукова, прикрывали их правый фланг. Главная задача Рокоссовского — нанести удар по фашистам севернее Берлина и идти дальше на запад, навстречу наступающим с запада американцам и англичанам.

У каждого из советских маршалов был свой план наступления. Маршал Жуков начал прорыв ночью, ослепив противника светом прожекторов. Маршал Конев, наоборот, приказал поставить дымовую завесу.

Был свой план и у маршала Рокоссовского. Стал он сосредоточивать войска у города Штеттина. Движутся сюда дивизии.

Зорко следят за тем, что делается в наших войсках, фашисты. Ведут разведку.

Идут к Штеттину колонны советских войск. Видят: в небе появился фашистский самолёт-разведчик. Хороший разведчик у фашистов. И с виду он необычный: два фюзеляжа у самолёта. Когда смотришь с земли, кажется, летит в воздухе рама. «Рама» — так и называли фашистский самолёт-разведчик наши бойцы.

Закружила над советскими войсками «рама». Высматривает, засекает, куда движутся войска, фотографирует.

— Что же нет истребителей? — заволновались солдаты.

Но вот появились в небе три советских истребителя. Довольны солдаты. Попалась «рама». Будут щепки сейчас от «рамы». Но что такое? Проходят истребители мимо.

— Эх вы, слепые, горе-соколы! — кричат солдаты. — Да вот же она, вот же, левее от вас!

Не видят «раму» советские истребители. Прошли стороной, скрылись за горизонтом.

Двигалась вместе с советскими войсками зенитная установка. Развернули солдаты пушку, решили сами покончить с «рамой». Только развернули, только прицелились, подъехал генерал.

— Отставить! — скомандовал генерал.

Поражаются зенитчики и солдаты.

«Берлинская наступательная операция» началась 16 апреля 1945 года, уже 20 апреля с большими потерями советские войска вышли на окраины Берлина и вели кровопролитные бои. 24 апреля начался штурм столицы, а 29 апреля советские войска прорвались к Рейхстагу.

Вскоре появилась вторая «рама». Вновь приготовили зенитчики пушку, и снова команда:

— Отставить!

«Что такое?» — разводят руками солдаты.

Докладывают фашистские разведчики гитлеровским генералам:

— К Штеттину движутся советские войска. Хорошо действуют фашистские разведчики. Не только докладывают, что движутся советские войска, но и уточняют, сколько их и какие части идут:

— Три танковых корпуса.

— Две общевойсковые армии.

— Очень много переправочных средств. (Рядом со Штеттином протекает широкая река Одер.)

Всё ясно фашистским генералам. Вот где маршал Рокоссовский начнет прорыв — тут на Эдере, возле Штеттина.

Собрали фашистские генералы поспешно с других участков фронта сюда войска. Приготовились. Ждут удара маршала Рокоссовского.

И Рокоссовский ударил. Только не тут. Не у Штеттина. А намного южнее Штеттина, там, где вовсе его не ждали.

Движение же войск под Штеттин был всего-навсего обманный манёвр.

Прорвали войска 2-го Белорусского фронта оборону фашистов. Стремительным шагом пошли вперёд.

Француженка

«Француженка» – так солдаты назвали пушку.

Когда сержанту Барабину впервые ее вручили, глянул солдат и ахнул. Пушка выпуска 1897 года. Выходит, из нее деды еще стреляли.

– Да а а… – протянул солдат.

– Зато француженка, – говорят Барабину.

Пушка действительно была французской. Во Франции ее изготовили. Еще в первую мировую войну попала она в Россию. Оказалась пушка на батарее, в которой служил Барабин в самые тяжелые часы Московской битвы. Много требовалось тогда вооружения. И вот случайно где то на артиллерийских складах было обнаружено несколько старых пушек. Были здесь пушки русские, были английские, была и французская. Отправили их на фронт. Французская и досталась сержанту Барабину.

Артиллерийская батарея, как правило, состоит из четырех пушек. Из четырех состояла и батарея Барабина. Три пушки современные, новые, только что пришедшие с заводов. Четвертая барабинская – французская.

Все раздражало солдата в пушке. И вид старинный, и бьет ближе других, и много возни, пока перезарядишь.

– Утиль, – бурчал артиллерист. – Доисторический век.

Солдаты смеются:

– Зато француженка.

Побурчал побурчал Барабин, а затем и привык к «француженке». А когда подбил первый фашистский танк, даже расцеловал пушку.

Сержант Барабин был прекрасным артиллеристом. Прекрасным оружием стала в его руках и «француженка».

Сражалась пушка на Минском шоссе в армии, которой командовал генерал Леонид Александрович Говоров. Сдерживала вместе с другими натиск фашистов. И вот теперь вместе со всеми пошла вперед.

Проезжал как то генерал Говоров мимо артиллерийской позиции. Увидел необычную пушку. Спросил у офицера, что за пушка.

– «Француженка», – ответили генералу.

Объяснили офицеры генералу, откуда пушка и как к ним попала.

– Да, нелегкие были дни, – сказал генерал Говоров.

А когда узнал, что «француженка» танк подбила, даже похлопал ее по стволу.

– Спасибо, – сказал, – «француженка».

Недолго после этого пробыла пушка а войсках. Поступили с Урала новые пушки. Много тогда оружия под Москву приходило. Нет уже больше нужды во «француженке». Прислали новую пушку и для сержанта Барабина.

Пригодились нашим войскам совсем старенькие пушки времен русско-японской войны 1904- 1905 гг. Немало танков они подбили! Да подбивали так, что танки переворачивались на бок, даже если снаряд попадал рядом с ним. Если снаряд из пушки попадал в башню танка, то его башню отбрасывало на десятки метров в сторону. Если же снаряд попадал прямо в лоб корпуса, то он проходил корпус насквозь. Вот такие мощные были пушки!

Уперся было Барабин. Привык, не отдает он свою «француженку». Однако приказ есть приказ. Пришлось артиллеристу расстаться с пушкой.

– Ну что ж, прощай, родимая.

Покатила на склады опять «француженка». Случилось так, что генерал Говоров через несколько дней вновь встретил Барабина. Признал он сержанта. Спросил.

– Ну, как «француженка»?

Показал Барабин на новую пушку. Была она дальнобойной, скорострельной, самой последней, самой совершенной конструкции.

– Да, наступает другое время, другая сила, – сказал Говоров.

Тулупин

Стрелковая рота вступила в село. Правда, не первой. Освободили село другие. Еще утром бежали отсюда фашисты.

Идут солдаты вдоль главной улицы. Сохранилось село. Быстро бежали фашисты. Ни сжечь, ни разрушить ничего не успели.

Подошли солдаты к крайнему дому. Дом пятистенок. Калитка. Ворота. На воротах написано что то. Заинтересовались солдаты. Читают: «Прощай, Москва, уходим в Берлин. Ефрейтор Беккерс».

– Вот это здорово, – рассмеялись солдаты. – Значит, прощай, Москва, прощай, надежды.

– Хоть и фашист, а верную надпись сделал.

Присмотрелись солдаты, а внизу и еще слова. Кто то приписку сделал. Читают бойцы приписку: «Ничего, догоним. Рядовой Тулупин».

Понравилось бойцам солдатское добавление. Интересно им узнать о судьбе Тулупина. Может, Тулупин фашиста уже догнал?

Идут вперед солдаты. Кого ни встретят – пехотинцев, танкистов, артиллеристов – сразу с вопросом:

– Нет ли у вас Тулупина?

Фамилия не очень частая. Скорее редкая. Не попадается им Тулупин. Зашли солдаты за Можайск, за Медынь, дальше фашистов гонят. Нет и нет, не встречается им Тулупин. И вдруг в одном месте…

– Есть, – говорят, – Тулупин.

Кинулись солдаты к бойцу:

– Тулупин?

– Тулупин.

– Писал на воротах?

– На каких воротах? – поразился боец.

Объясняют солдаты.

– Нет, не писал, – отвечает Тулупин.

Огорчились солдаты.

– Не тот Тулупин.

Много километров прошагали вперед солдаты. Продолжают искать Тулупина.

И вдруг:

– Есть Тулупин!

– Тулупин?

– Тулупин.

– Тот самый?

– Сдается, тот.

Повстречались солдаты с Тулупиным и сразу ему про Беккерса.

– Беккерс… Беккерс? – стал вспоминать солдат. – Ах, Беккерс! Догнали его.

В самом начале войны численность немецкой пехоты превосходила в 1,55 раза численность советской стрелковой дивизии.
Только к началу 1945 года обычная советская стрелковая дивизия сравнялась по численности личного состава с германской.

Оживились солдаты:

– Давно?

– С месяц уже, считай.

Довольны солдаты – попался Беккерс. Обращаются опять к Тулупину:

– Здорово ты на воротах…

– Что на воротах?

– Здорово ты написал.

– Что написал? – не понял боец. – На каких на воротах?! – стоит, на солдат удивленно смотрит.

Вот так дела. Ясно солдатам – снова не тот Тулупин.

Заговорили опять о Беккерсе.

– Помню Беккерса, помню, – повторяет Тулупин. – Как же, полковник Беккерс. Нашей ротой был схвачен в плен.

– Полковник? – смутились солдаты. (На воротах писал ефрейтор.)

– Полковник, – сказал Тулупин.

Ясно теперь солдатам, что и Беккерс совсем не тот.

Простились солдаты. Дальше пошли походом.

Сожалеют солдаты:

– Эх, Беккерс не тот и не тот Тулупин.

Тут же со всеми шагает старшина Задорожный. Посмотрел на друзей Задорожный:

– Тот – не тот! Да в этом ль разве дело? Время смотри какое. Не беккерсы ныне теснят Тулупиных. Фашистов Тулупины нынче бьют.

Наступает Советская Армия. На нашей улице нынче праздник. Множится счет побед.

Трое

Осташевский район – глубинный, дальний в Московской области. Деревня Бутаково в Осташевском районе – дальняя. Отступали фашисты через Бутаково. Тянулись с утра и до самого вечера. Не успели пройти все засветло. Один из фашистских отрядов остался в деревне на ночь. Избы здесь спалены. В землянках укрылись жители.

Однако на окраине деревни сохранился большой сарай. В нем и разместились фашисты на ночь. Ветер не дует. Снег не сыплет. Только холод страшный стоит в сарае.

Покрутились фашисты вокруг сарая: не видно ли рядом дров? В лес же идти опасно. Разыскали щепок, собрали малость. Зажгли. Вспыхнул огонь и замер. Лишь запах дыма, тепла оставил. Дразнит фашистов запах.

Прижались солдаты покрепче друг к другу. Стали дремать фашисты. Вдруг слышат скрип на снегу за сараем. Автоматы немедля в руки. Ясно врагам: «Партизаны!» Однако видят – идут ребята. Школьники. Трое. Сапоги на одном огромные. Другой в треухе добротном заячьем. Третий солдатским ремнем затянут.

Подошли мальчишки, остановились. Смотрят на них фашисты. Не опускают автоматы.

– Партизаны?! – взвизгнул один из фашистов.

Отделился от мальчишек тот, что в треухе. Был он ростом чуть чуть повыше. Шагнул к сараю. Рассмотрели фашисты за спиной у подростка что то.

– Цурюк! Назад! – закричали фашисты.

Остановился мальчишка. Ношу на землю сбросил. Смотрят фашисты – лежит вязанка дров.

– Берите, – сказал мальчишка.

Вырвалось тут у солдат удивление:

– О о о! Гут! Карашо!

Кузьмин Матвей Кузьмич — забытый Герой Советского Союза. В конце зимы 1942 года Матвей Кузьмич повторил подвиг Ивана Сусанина —
13 февраля 1942 года завел немцев в западню, устроенную при помощи 2-го батальона 31-ой отдельной курсантской стрелковой бригады Калининского фронта. По итогам битвы пятьдесят немцев были уничтожены, двадцать — взяты в плен. Самого же Кузьмина Матвея Кузьмича застрелил немецкий командир.

Опустили они автоматы. Дал подросток сигнал товарищам. Отошли на минуту двое. Отошли и тут же вернулись. И у этих в руках дрова.

Вспыхнул огонь в сарае. Потянуло теплом от дров. Греют руки фашисты и спины. Чуть ли не лезут в костер с ногами.

Понравились им ребята. И тот, что в треухе заячьем, и тот, в сапогах огромных, и тот, что солдатским ремнем затянут.

Пылает костер. Дрова, как сахар в горячем стакане, тают. Показал на дрова тот, что в треухе, обратился к фашистам:

– Нох? Еще?

– Нох! Нох! – закричали в ответ фашисты.

Ушли ребята. Где то ходили. Вернулись снова. Снова дрова в руках. Сложили ребята дрова в сторонку. А тот, что в треухе, принес связку хвороста. Скинул он хворост – и прямо в костер всю связку. Еще сильнее взметнулось пламя.

Побежало тепло ручьями. Довольны фашисты:

– О о о! Гут! Карашо!

Смотрят, а где же мальчишки? Сдуло их словно ветром.

В годы войны партизаны для советской армии стали сильными помощниками в тылу врага. Немало немцев они уничтожили. Каждый девятый из партизан, кто был удостоен звания «Герой Советского Союза» — женщина. Самая известная женщина-партизан — Зоя Космодемьянская.

Посмотрели солдаты на тьму, в ворота. И в ту же секунду раздался страшенный взрыв. Разнес он сарай, а с ним и фашистов. В связке хвороста были заложены две противотанковые мины.

Много отважных подвигов совершили под Москвой партизаны. Чем могли, помогали взрослым подростки и дети. Особенно тут, в Осташевском районе. Юным советским патриотам ныне памятник здесь стоит. В Осташеве. На площади. В самом центре.

Активный отдых

Наступала стрелковая рота. Шагала, шагала она на запад. Устали бойцы от боев, от военного грома. Дали солдатам отдых.

Спит подо льдом, под снегами Гжать. Тишь сковала сейчас округу. Явились солдаты в село под вечер. Разместились в уцелевших избах. Уснули, как в детстве, блаженным сном.

Только уснули: тревога! Тревога!

Поднялись в момент солдаты. Полушубки на плечи, винтовки в руки.

Снова в строю солдаты.

Оказалось, из наших тылов к своим долиной Гжати прорывалась какая то часть фашистская. Вступили солдаты в бой, разбили они фашистов.

Вернулись солдаты к покою, к избам.

Утром проснулись, на улицу вышли. В деревне лишь треть домов. Лизнула деревню война огнем. Уходя, спалили две трети домов фашисты. Трубы торчат и печи.

В землянках, в ямах, чуть ли не в норах живут погорельцы. Смотрят солдаты на трубы, на печи, на ямы, норы. Кто то сказал несмело:

– А ну ка, братва, поможем!

Закипела кругом работа. Топоры, как дятлы, носами в бревна. Пилы бульдогом вцепились в сосны.

Из пепла, из снега поднялись избы. Трубы, как стражи, венчают крыши.

Завершили солдаты в селе работу. Осмотрели теперь округу. Вышли к замерзшей Гжати. Сваи торчат из Гжати. Был здесь недавно мост.

Посмотрели солдаты на лед, на сваи:

– А ну ка, братва, наладим!

Закипела опять работа. День не прошел, как снова доски легли над Гжатью, перила схватились за оба берега.

Закончили мост солдаты. Снова идут округой. Смотрят – на взгорке школа. Вернее, то, что осталось теперь от школы.

– Как же в селе без школы!

– А ну ка, братва, докажем!

Закипела и здесь работа. Лихи солдаты в труде, в работе. Много умельцев в стрелковой роте. Снова школа на прежнем месте. Снова наряден взгорок.

Довольны бойцы. Идут в деревню. Пришли в деревню. Гремит команда:

– Стройся! Стройся! Закончен отдых!

Повзводно стала в шеренгу рота.

– Смирно! Налево! Песню!

Оставшиеся в тылу жители сел трудились день и ночь для обеспечения фронта. В 10 лет дети уже выполняли тяжелый физический труд, помогая женщинам и старикам. Главным девизом всей страны стало: «Всё для фронта, всё для победы!» Вклад детей в приближение победы неоценим!

Шагнула стрелковая рота. Взвилась над ротой песня. Зашагали солдаты в свою дивизию.

Явились они в дивизию. Генералу доклад о роте:

– Прибыла с отдыха рота.

– Как отдыхалось?

– Полный во всем порядок.

– А точнее?

Узнал генерал про бой с фашистами, про мост, про дома, про школу.

– Благодарю. Ну что ж, активный, выходит, отдых…

************************

И очень горько, что многим пришлось сдавать экзамен в бою, многие не вернулись с этого экзамена.
Вот такая получилась подборка, в скором времени появятся вторая и третья части, милости просим!
Надеемся вам понравились подборка рассказов! Заходите почаще на блог, здесь вы найдете еще много интересного! Спасибо, что читаете!

Комментариев к статье: 2

  • 31.03.2022 в 20:37
    ссылка

    Спасибо за интересные рассказы. Обязательно прочитаю детям.

    Ответ
    • 31.03.2022 в 21:02
      ссылка

      И вам спасибо! Рассказы Сергея Алексеева интересны и захватывающи своим простым и понятным сюжетом.

      Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.